Поля, отмеченные * обязательны для заполнения.

Сброс пароля
×

Беда-облигация. Почему гривня уходит в пике

Граждане Украины за четыре года успели привыкнуть к тому, что с началом осени курс доллара начинает стремительно расти. Тому существует несколько объективных причин, основной из которых специалисты называют потребности закупать за рубежом энергоносители на грядущий отопительный сезон, что приводит к дополнительному спросу на валюту и ослаблению гривны.

Однако в 2018 году "валютная осень" пришла в Украину в середине июля - в период, который считается относительно благополучным для отечественной валюты. Всего за две недели курс доллара на межбанковском валютном рынке Украины вырос с 26 гривен 20 копеек до 26 гривен 97 копеек за доллар.

Главной причиной тому, по всей видимости, стала весьма спорная финансовая операция, которую провернули в начале года украинские власти, а последствия могут быть весьма плачевными для и без того не цветущей экономики страны.

Облигации спешат на помощь

Любому государству всегда не хватает денег. То есть, постоянно возникают ситуации, когда, как говаривал Борис Березовский, "деньги были, деньги будут, сейчас денег нет". Но надо-то именно сейчас. Именно для решения этой проблемы (и не только у государств) придуман финансовый инструмент под названием облигация.

Облигация - это, проще говоря, долговая расписка. Вы даете кому-то в долг некую сумму, а он обещает вам вернуть ее в четко описанный срок с заранее оговоренными процентами. Когда кредиторов много, а должник один, процедура "дачи взаймы" оформляется как выкуп кредиторами этих самых облигаций, которые должник (эмитент облигаций) обещает в установленные сроки погасить.

Облигаций существует великое множество. Сейчас мы будем говорить лишь об одном их виде - украинских облигациях внутреннего государственного займа, или ОВГЗ. Специфика этих облигаций заключается в том, что их эмитентом является государство в лице Министерства финансов Украины (поэтому они называются государственными). Кроме того, реализуются эти облигации исключительно внутри страны (на то заем и внутренний). Так как государство заинтересовано в том, чтобы облигации пользовались как можно большим спросом, оно ввело специальные льготы для держателей ОВГЗ: например, операции по таким бумагам не облагаются никакими налогами, кроме военного сбора.

Основными держателями ОВГЗ традиционно являются украинские юридические и физические лица - преимущественно банки, у которых с Минфином своя сложная история отношений. К примеру, по состоянию на 3 января 2018 года на руках у различных держателей было ОВГЗ на 750 миллиардов гривен, из которых облигаций на 720 миллиардов находились в собственности банков. Кроме того, ОВГЗ на 24 миллиарда гривен находились в руках других юридических и физических лиц. Еще примерно 5 миллиардов гривен в виде ОВГЗ держали иностранные физические или юридические лица (как их еще называют, нерезиденты).

Подобное соотношение в той или иной степени наблюдается уже давно: в частности, иностранцы (да и граждане Украины) по понятным причинам скептически относятся к украинским ценным бумагам, особенно гривневым.

2018 год нарушил устоявшуюся традицию.

Удар учетной ставкой

Новый год для Украины начался не очень-то успешно. Итоги предыдущего года не радовали: 2,5% роста ВВП на фоне 13,7% инфляции успехами определенно не назовешь. К тому же пятый транш МВФ, которого ждали большую часть 2017 года, так и не поступил, и не было ясно, поступит ли он в ближайшее время в принципе.

"Курсовой шторм", традиционно треплющий Украину в январе-феврале каждого года, в 2018 оказался особенно жестоким: курс продажи безналичного доллара на межбанковском валютном рынке уверенно штурмовал отметку в 29 гривен, а гасить пожар было практически нечем. От правительства, в том числе от Министерства финансов и Нацбанка, определенно требовались некие срочные меры. И они были приняты: в январе 2018 года учетную ставку НБУ поднимают до 16, а затем и до 17 процентов годовых.

Что такое учетная ставка НБУ? Это, грубо говоря, процент, под который Нацбанк дает кредиты коммерческим банкам - а те, в свою очередь, из полученных таким образом средств кредитуют своих клиентов. Чем выше учетная ставка НБУ - тем ниже инфляция, но тем ниже и темпы роста экономики. Таким образом, повышение учетной ставки можно сравнить с заморозкой экономики: не протухнет, но и жить нормально тоже не сможет.

16, а тем более 17 процентов годовых - это просто убийственный холод. Для сравнения, в большинстве развитых стран учетная ставка не превышает 2-3 процентов, в странах СНГ - 5-10%. В Украине, впрочем, бывало и выше: с марта по август 2015 страна жила с учетной ставкой в 30 (!) процентов годовых - подобный "термический шок" обошелся Украине в 10 процентов ВВП в годовом выражении.

ОВГЗ: опасные игры

Одним из следствий повышения учетной ставки НБУ стал рост популярности ОВГЗ, которые внезапно превратились в один из наиболее выгодных инвестиционных инструментов в мире с доходностью на уровне 15-17% годовых.

В итоге начало происходить то, чего ранее не наблюдалось: иностранные инвесторы чуть ли не выстраивались за украинскими облигациями в очередь. Если по состоянию на 3 января на руках у нерезидентов имелись облигации ОВГЗ на сумму в 5,2 миллиарда гривен, то уже к 1 февраля нерезиденты скупили украинских долговых бумаг на 8,4 миллиарда, к 1 марта - на 13,7 миллиарда и к началу апреля - на рекордные для Украины 14,4 миллиарда.

Для того чтобы купить облигации в гривне, иностранные инвесторы должны были эту самую гривну сначала купить. В результате на рынок оказались вброшены существенные количества иностранной валюты. Подобная "валютная инъекция" позволила добиться существенного снижения курса, который к середине марта просел ниже отметки в 26 гривен. У правительства, казалось, были все поводы для самых оптимистических заявлений. Однако так только казалось.

У долгов есть весьма пагубное свойство: рано или поздно приходит срок их отдавать. В нашем случае "час расплаты" наступил значительно быстрее, чем хотелось бы.

Дело в том, что среди инвесторов особой популярностью пользовались "короткие" облигации сроками размещения на три, шесть месяцев и девять месяцев. Оно и понятно: планировать в Украине на срок более полугода - занятие неблагодарное, осенью начнется новый "валютный шторм", а главное - страна вступает в предвыборный период, что чревато самыми неожиданными, и чаще всего неприятными сюрпризами.

Короче говоря, случилось так, что в период с 16 по 20 июля государство выплатило около 6 миллиардов гривен в качестве погашения облигаций, причем значительная часть этой суммы досталась именно нерезидентам. А нерезидентам гривны в долгосрочной перспективе ни к чему, так что единственное, что они могли с ними сделать - это "отнести" на валютный рынок с целью купить доллары или евро. В результате возник дополнительный спрос на валюту в размере примерно 200 миллионов долларов (в эквиваленте) что не могло отразиться на курсе.

При этом есть важный нюанс. Случись подобное в мирные времена до Майдана, подобной вывод валюты рынок бы переварил даже и без вмешательства Нацбанка (который тогда, напомним, держал курс доллара на железной цепи). Проблема заключается в том, что если в июле 2012 года через межбанковский валютный рынок ежедневно проходило в среднем около миллиарда долларов (в эквиваленте), то сегодня - вчетверо меньше. И "гривневый удар" в размере суточного объема торгов просто не мог остаться незамеченным.

Что же получилось в итоге? Сомнительной операцией по выпуску сверхдоходных ОВГЗ в сочетании с "заморозкой" посредством повышения учетной ставки украинский Минфин дал неплохо заработать иностранцам. Однако если кто-то зарабатывает, то кто-то теряет - и в данном случае проигравшей стороной оказалась Украина. И то, что мы наблюдаем сейчас на валютном рынке, является прямым следствием этого проигрыша. И - кто знает - вполне возможно, что далеко не единственным.

А тут еще сыграли свою роль и факторы второго порядка, которые в других условиях, возможно, и не имели бы серьезных последствий, но в сложившейся ситуации переизбытка гривны и дефицита доллара оказались губительными.

Неудачное совпадение

Одной из специфических деталей финансовой жизни Украины является тот факт, что в 20-х числах каждого месяца на рынок выбрасываются значительные суммы в гривне, поступающие из бюджета в качестве возмещения НДС. Точнее, вообще-то государство возмещает НДС постоянно, но так уж сложилось, что неравномерно: из примерно 10,7 миллиардов гривен, возмещенных в июле, около 7 пришлось на 26, 27 и 30 числа.

Ситуация эта, повторимся, довольно типична: в июне, к примеру, 23, 25 и 26 числа возместили те же 7 миллиардов из 9,6, возмещенных в этом месяце. То есть, "инъекция гривны" была в процентном соотношении даже более ощутимой, однако не испытывающий избытка гривны из-за погашения облигаций рынок ее, в общем и целом, благополучно "переварил". Но в июле дополнительный избыток гривны уже не мог пройти незамеченным.

Неприятная обязанность

Тем временем, Минфин подбросил в разгорающийся костер еще "порцию дровишек" - и не одну. Дело в том, что в мае, июне и июле министерство активно размещало на рынке ОГВЗ в долларах и евро - проще говоря, одалживало у участников рынка валюту, которой на этом самом рынке и так не хватало. Всего за май, июнь и июль у государства выкупили облигаций почти на миллиард долларов и на 330 миллионов евро. Правда, на сей раз покупателями выступили не иностранные инвесторы, а, как и обычно, украинские банки и другие структуры. Это создало дополнительный спрос на доллар, предварительно "вычистив" рынок от излишков валюты, в результате чего июльские события имели еще более ощутимые последствия.

Казалось бы, зачем изымать с рынка доллары, если знаешь, что скоро тебя ждет впрыск значительных сумм в гривне? Возможно, и не стоило бы этого делать, да вот только выхода не было: дело в том, что государству критично требуется валюта, чтобы рассчитаться по внешним долгам. Была надежда, что с принятием закона об антикоррупционном суде Украине дадут-таки долгожданный пятый транш от МВФ, который позволит заткнуть основные прорехи.

Однако пока что этого так и не произошло, и пока неясно, произойдет ли в ближайшее время: у МВФ осталось еще немало требований к Украине (например, повышение цен на газ и урезание расходов бюджета). А платить по долгам надо, и для этого нужны доллары, которые приходится изымать с рынка - даже если это значит еще большее затягивание валютной удавки.

Снежный ком

Специфика валютного рынка (как и любой биржи) такова, что здесь действует принцип "самосбывающихся прогнозов": если участники рынка полагают, что гривна "вошла в пике", то так это, скорее всего, и произойдет.

Никакой мистики, впрочем, здесь нет: сплошная экономика. Действительно, экспортер, получивший твердую валюту за проданную за рубеж продукцию, в такой ситуации вполне логично не будет спешить с ней расставаться, надеясь, что через некоторое время валюта подорожает и он сможет выручить за ту же сумму в валюте существенно большее количество гривны. Следствие? Предложение валюты снижается, ее стоимость растет. И экспортер решает подождать еще немного: может быть, курс станет еще выше? Начинается процесс, подобный цепной реакции.

Остановить ее может НБУ, произведя так называемую "валютную интервенцию" - проще говоря, выставив на продажу некоторую сумму валюты по более низкой цене, сократив тем самым порождающий рост курса дефицит. И НБУ нечто подобное действительно предпринимает, продав за последнюю неделю июля около 148 миллионов долларов США. Однако пока этих мер для того, чтобы погасить пожар, пока недостаточно. А для более решительных целей НБУ нужно транжирить ту самую валюту, которую он перед этим с таким трудом собирал…

Что дальше?

Пока сложно сказать, успеет ли выровняться ли курс до наступления традиционных "сентябрьских валютных штормов", или в новый цикл подорожания мы войдем с и без того подогретым рынком, и к концу года увидим на стойках обменных пунктов некие принципиально новые для себя цифры. Однако реальность дает весьма существенные основания для пессимизма в этом смысле.

Во-первых, в октябре и ноябре Украину ждет новый "облигационный кризис": придет пора расплачиваться по девятимесячным облигациям. Суммы там будут поменьше, но все равно весьма существенные - порядка 4 миллиардов гривен.

Во-вторых, отопительный сезон 2018/2019 годов в финансовом плане обещает быть более обременительным для украинской экономики: цены на энергоносители на мировом рынке в сравнение с прошлым годом выросли.

В-третьих, не стоит забывать и про другие долги. В первом полугодии Украина погасила лишь 23,8 миллиарда из 62, которые, по прогнозам Минфина, должны пойти в 2018 году на выплаты по внешнему долгу. Это - меньше 40% от общей суммы, а значит, во втором полугодии придется платить больше, что также грозит ухудшением конъюнктуры на валютном рынке.

В-четвертых, самому правительству выгодно девальвация гривны, средней курс которой в бюджет-2018 заложен на уровне 29,3. И, соответственно, исходя из этого курса планировались доходы бюджета (значительная часть из которых - например таможенные сборы, напрямую зависят от валютного курса).

А так как пока реальный курс меньше, то казна не дополучает запланированных доходов. Отсюда и задержки с выплатами пенсий как первая ласточка грядущих проблем. 

Поэтому для властей выгоднее продолжить девальвировать гривну, чтоб за счет удешевления нацвалюты закрыть дыры в бюджете.

Loading...
Сopyright © 2018 Новости Николаева podrobnosti.mk.ua