"Все сливают. Война же!" Как в украинской армии испаряется топливо и уходит налево боекомплект 13 March 2019, 19:32

Украинские танки

Скандал вокруг хищений в оборонной промышленности Украины, в которых участвовали друг Порошенко - уже бывший первый замсекретаря СНБО Олег Гладковский и его сын Игорь, лишь верхушка айсберга воровства в ВСУ, пишет "Страна".

Директор НАБУ Артем Сытник уже заявил, что убытки из-за хищений в оборонке составляет миллиард гривен, а в уголовном производстве фигурирует 10 оборонных предприятий.

На самом деле воровство в оборонной промышленности и армии всегда было золотой жилой для всех, кто так или иначе был причастен к материальным ценностям военного ведомства. А масштабы украденного всего лишь за последних четыре года под предлогом войны, вероятно, зашкаливает за несколько миллиардов долларов.

При этом, ворует не только правящая верхушка и командование армии.

Испарение "горючки"

Одним из самых притягательных объектов для краж в армии всегда было топливо. ГСМ - горюче-смазочные материалы - это так называемые "расходники". Эти "расходники", а особенно дизельное топливо, списываются в армии в поистине фантастических масштабах.

2014 год, лето, дорога из Краматорска в Константиновку. Трасса уже основательно "убита" прошедшими по ней неоднократно танковыми колоннами и тяжелой военной техникой.

Я на своей машине еду в небольшом караване с разномастными автомобилями группы бойцов из батальона "Донбасс". Встречный армейский ЗИЛ мигает фарами, останавливаемся. Водитель грузовика, кряжистый мужичок в ветхом и грязном камуфляже с ходу предлагает своеобразный "бартер", предлагает меняться - топливо на водку.

Спиртного у бойцов батальона нет, но топливо на исходе, предложение своевременное.

Вначале старший группы "Донбасса" пытается предложить военному водителю за две сотни литров соляры, которые он готов слить, пару цинков "пятерки" - патронов калибра 5,45.

"Та у меня полный кузов этой "пятерки", могу вам даже подарить цинк - другой" - досадливо машет рукой водитель, показывая на свой груз, прикрытый тентом.

Действительно, кузов военного грузовика забит зелеными ящиками с патронами, в другой части лежат автоматы и пулеметы. Уже через минуту старший группы добровольцев договаривается с водителем "махнуться" дизельным топливом на ящик тушенки и пятнадцать банок сгущенки и новые берцы.

В придачу к двумстам литрам топлива, водитель от "щирой души" дарит бойцам цинк "пятерки" и десяток ВОГ - 25 - выстрелов к подствольным гранатометам.

"А тебе по жопе не настучат в части?" - спрашивает военного водителя старший добровольцев.


"Та шо они сделают? Думаешь, когда загружали меня, кто-то считал эти ящики с "пятеркой" или ВОГи? А соляру мой зампотех и так списывает каждый день по двести кило. Он уже за ту соляру вторую дачу под Житомиром строит с начала АТО. А я шо, лысый? Все сливают. Война же!" - пожимает плечами солдат.

Уезжая, замечаю тонкую струйку, которая сочится из топливного бака ЗИЛа. Водитель даже не пытается заклеить или замазать хоть чем-нибудь трещину в баке, а лишь задумчиво чешет в затылке, сплевывает и уезжает. За грузовиком на асфальте остается тонкий непрерывный след топлива.

Святая армейская традиция

Собственно, всеобщая торговля и "бартер" ворованного армейского топлива, запчастей, снаряжения и продуктов на спиртное и деньги началась задолго до событий 2014 года. Для жителей сельской местности соседство с воинской частью всегда было неиссякающим источником топлива, запчастей для тракторов и грузовиков и продуктов питания, по цене вдвое ниже, чем у "гражданских" продавцов.

А дружба, кумовство или родство с начальником любого армейского склада или даже простым водителем армейского грузовика всегда расценивалось как дар небес - вся родня, не исключая дальнюю и даже друзей родни, навечно считалась попавшей "в шоколад".

"Воровство в войсках - устойчивая пирамида, которая держится десятками лет. Генералы получают каждый месяц конверты с десятками тысяч гривен от штабных тыловиков, тыловики получают с каждого командира части. Если командир не занесет ежемесячного "довольствия" или "подгона" в виде подарка, жди проверки, ревизии и аудита в части", - рассказывает сотрудник Минобороны подполковник Владимир З.

Даже не напрягаясь, в любой части можно найти факты воровства на десятки и сотни тысяч. Если кто-то попробует лишь вякнуть против этой системы, его попросту "закозлят" в части по уставу, сделают службу невыносимой.

"Напишешь рапорт вышестоящему начальству, все равно результата никакого не будет. Потому что воровали и воруют в армии практически все - от сухпаев и картошки с луком, берцев и обмундирования, до топлива, ЗИПов (запчастей - Прим.Ред.), б/к (боеприпасов - Прим.Ред.) и оружия. Даже если в часть назначается новый командир, то ему приходится закрывать глаза на то, что имущество разворовано. Никто из них в подразделении ревизий не делает, все понимают, что это будет скандал. Выносить мусор из избы в войсках не принято. А слив налево "горючки" в войсках вообще "святая" тема и за воровство не считается. Это традиция еще с советских времен. В любой части в "теме" по топливу все - от командира и начальника склада, которые списывают топливо, до прапоров и рядовых, которые это топливо вывозят и сливают в цистерны и канистры гражданским. В любой части есть "друг" или родственник командира или зампотылу, который решает вопросы сбыта", - говорит Владимир З.

По словам военного, официальных предлогов для списания украденного армейского имущества достаточно много. Например, топливо, как правило, списывают на учения и перегоны техники из тыла на передовую в ООС и обратно.

Тысячи литров "испаряются" из-за "технических неисправностей", погодных условий - на прогрев двигателей. При этом воры в погонах не забывают составлять комиссии и акты о списании топлива. Украденное обмундирование списывается по "неблагоприятным" погодным условиям и "небрежному" обращению, продукты питания оказываются испорченными по истечению срока хранения. А боеприпасы - патроны и гранаты, на передовой практически вообще не поддаются учету. К слову, большая часть боеприпасов и ворованных стволов затем оказывается в тылу - патроны, гранаты, пистолеты, автоматы и даже гранатометы увозят домой демобилизованные бойцы из ООС. Это оружие потом всплывает в преступлениях, бытовых скандалах и суицидах бывших военных.

Искусство не перейти край

Впрочем, случаи воровства в армии все равно регулярно становятся известными. По мнению майора Андрея К., огласка краж армейского имущества происходит из-за того, что некоторые военнослужащие "переходят края".

"Информация о кражах имущества из подразделений сливается как правило, на тех, кто начинает борзеть и воровать без разрешения начальства. Как правило, это либо низшее звено - рядовые, сержанты или прапора, которые своровали один - два ствола, сотню патронов, или канистру-другую топлива. Либо полковники или генералы, по жадности "забывшие" передать откат наверх. Таких без сомнений сливают в СБУ, военную прокуратуру. А затем из них делают крайних и списывают все, что было разворовано задолго до них. Но в отличие от рядовых, сержантов и даже полковников, генералов за воровство не сажают. У них всегда есть возможность скинуть ответственность на заместителей и подчиненных. Мол, воровали, подлецы прямо под носом, а генералы и не ведали…", - рассказывает офицер.

Интересно, что слова источников среди офицеров ВСУ о том, что за воровство армейского имущества сидят лишь нижние и средние чины, подтверждаются фактами. В открытом реестре судебных решений мы нашли сотни приговоров солдатам, сержантам и офицерам младшего командного состава за воровство патронов, пистолетов и автоматов.

Зато в этом же реестре нет ни одного приговора высшим чинам Минобороны или Генштаба, причастным к воровству топлива. Хотя описанных случаев миллионных хищений горючего хоть отбавляй.

Летом 2018 года военной прокуратурой Южного региона было открыто уголовное производство по факту кражи 171 тысячи 241 килограмма дизельного топлива из всего лишь одной части в Одесской области.

Осенью того же года на горячем попался начальник армейского склада ГСМ в Одесской области, укравший пять с половиной тысяч литров соляры.

Зимой 2018 года николаевское управление СБУ задержало несколько офицеров, которые организовали подпольную "АЗС" в гаражном кооперативе и заправляли частные авто дизельным топливом по цене, на четыре гривны дешевле, чем на "гражданских" АЗС. Интересно, что воры в погонах списывали горючее, просто подкручивая показатели топлива в грузовых машинах части.

В 2017 году военная прокуратура задержала начальника склада ГСМ в Белой Церкви. Офицер украл более 100 тонн топлива. Военный по ночам скачивал из цистерн в канистры соляру, а затем беспрепятственно выносил их за КПП части и продавал всем желающим.

Любопытно, что военная прокуратура скромно оценила размер ущерба всего лишь одним миллионом гривен. То есть, по подсчетам военных прокуроров, один литр "дизельки" стоит в ВСУ всего 10 гривен. При том, что уже в 2017 году литр дизельного на гражданских заправках стоил уже более 23 гривен.

Осенью 2016 года в Житомире на воровстве топлива попались командир части, начальники службы и склада ГСМ, а также кум, который работал вольнонаемным кладовщиком на складе ГСМ. Схема, по которой военные воровали топливо, проста - горючее якобы было потрачено подразделением в АТО. Цистерны с "израсходованным" на войне топливом привозили в тыл, где и продавали фермерам. В течении двух лет предприимчивые военные воровали каждый месяц от пяти до десяти тонн топлива в месяц.

Примечательно, что многие офицеры, причастные к миллионным кражам топлива и продовольствия наказываются лишь… лишением званий и лишением очереди на получение квартиры.

Собственно, система учета армейского имущества и поставок в действующую армию всегда была больным местом Минобороны Украины. По сути, снабжением армии сейчас занимается параллельно Минобороны и Генштаб. Большая часть схем поставок засекречена, независимые и не заангажированные аудиты и ревизии практически невозможны. А поставщиками оружия, техники и снаряжения выступают десятки госпредприятий при посредничестве частных компаний. Которые, в свою очередь, не упускают вырвать свою долю "гешефта" из миллиардных сумм, которые предназначены для действующей армии и многочисленных тыловых структур армии и военно-морских сил.

Впрочем, не отстают от гражданских "решал"-посредников и сами военные - воровство приняло системный характер. Остановить который, хотя бы частично, возможно лишь централизацией поставок и прозрачностью учета.