ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить… Впервые о концлагере я услышала от своего деда. Замкнутый, нелюдимый, он не любил об этом говорить. Знала лишь, что в 1942 году был ранен и оказался в плену, а затем в концлагере. Каком именно – он тоже не рассказывал, а мы, ребятня, и не спрашивали. Помню, что те обрывочные рассказы скорее напоминали сюжеты из фильма ужасов, которые детское воображение особо в памяти не фиксировало. Меня в то время куда больше интересовали невероятной красоты шкатулки, выходившие из-под его умелых рук. Дед не баловал нас своим вниманием, часто ворчал на шумные наши забавы, но охотно брал по осени с собой за город, собирать солому, оставшуюся в поле. А потом на наших глазах и вырастали те самые чудо-ларцы – с ажурными боками и замочками, которые по сей день хранятся в отчем доме. Тогда-то я и узнала, что мастерить их он научился… из обычной соломы, которая зимой и летом служила постелью узникам концлагеря. Осознание масштабов трагедии, которая коснулась близкого мне человека, пришло много позже – сначала из уроков истории, позже – в силу профессиональной деятельности. И тогда, уже в новом свете, скупые дедовские рассказы снова всплыли в памяти – как подгоняли фашисты к бараку машину с гнилой картошкой и высыпали ее в толпу заключенных, как непокорных и беглецов обливали на морозе ледяной водой, обрекая на медленную мучительную смерть на глазах остальных узников. От мысли о том, что он не только стал очевидцем тех безумных по своей жестокости событий, но и сумел пережить этот ад – в жилах стыла кровь. Но по-настоящему почувствовать, что означает это выражение – я смогла, лишь сама оказавшись… в концлагере. Освенцим, известный в Европе как немецкая фабрика смерти Аушвиц-Биркенау, расположен в 60 км от Кракова. Я не могу назвать себя человеком излишне впечатлительным, но признаюсь, на эту «экскурсию» не могла решиться почти два года, от одной мысли оказаться там становилось не по себе. Но есть места, где человек должен побывать обязательно и, наверное, это одно из них...

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить… 

Добраться туда можно любым видом транспорта – на машине, автобусе, электричкой. Автобус отправляется с главного автовокзала Кракова до конечного пункта Oświęcim Muzeum. Дорога займет часа полтора и обойдется в 30 злотых в оба конца. Электричкой дешевле, но дольше. Поэтому мы отправились на машине. Заблудиться оказалось невозможно, по всему пути размещены указатели «Oświęcim Muzeum». Кроме того, в том же направлении движется поток транспорта с польскими и иностранными номерами, которые в итоге образуют огромный парк автомобилей и автобусов на парковке возле музея. Мы тоже оставляем здесь машину и, получив карточку для обратного выезда, направляемся на территорию. Именно этот фактор – удобная транспортная развязка, сыграл тогда для немцев решающую трагическую роль в выборе места под лагерь. С тех пор небольшой польский городок Освенцим печально «прославился» на весь мир – ценой миллиона жизней, загубленных нацистами. С 1940 по 1945 годы здесь было уничтожено 1,3 миллиона человек, в том числе - 400 тысяч детей. В огромном холле административного здания – десятки туристов из самых разных стран мира, которые формируются в группы по языковой принадлежности и отличаются по цвету выдаваемых карточек. При желании осмотреть музей самостоятельно платить не нужно. Каждые полчаса проводятся организованные экскурсии с гидом на польском и английском языках. Есть на русском, немецком, французском, итальянском, испанском, чешском и словацком и других, но намного реже. Наконец, дошла очередь и до нас. Каждый получил «рацию» и наушники, с помощью которых можно будет без помех слышать все, что говорит гид и полностью сосредоточиться на увиденном.

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

…Мы ступаем на территорию лагеря, оставляя за собой ворота  с надписью «Arbeit macht frei», что переводится с немецкого как «Труд делает свободным». Думаю о том, что сегодня, спустя десятки лет, этот немецкий лозунг звучит как насмешка – известно, что освобождением из лагеря была только смерть. С этого момента в наушниках звучит только голос гида, а внутри от увиденных «экспонатов» с каждым шагом, с каждым словом все сжимается в тугой  плотный болезненный комок…

Через ворота также проходят рельсы железной дороги, которые резко обрываются на территории лагеря. Долгих четыре года эшелоны сюда шли круглосуточно, привозя в товарных вагонах все новых и новых жертв, которые, в большинстве своем не подозревали о том, что их ждет. Поезда шли по неделе и больше, поэтому многие живыми не доезжали. Прибывших сразу разделяли – трупы складывали отдельно, трудоспособных дезинфицировали и расселяли по баракам, остальные прямиком отправлялись в газовые камеры. К последней, самой многочисленной категории, относились евреи, больные, инвалиды, дети и беременные женщины. Обратной дороги не было ни для кого. Первые заключенные - поляки - появились здесь летом 1940 года, затем евреи, а в 1942 году - советские военнопленные, за счет которых число узников достигло уже двадцать тысяч человек. И если до сих пор людей отправляли в газовые камеры безымянными, то с того момента началась их тщательная регистрация и присвоение номеров. Но так или иначе, точное число убитых сегодня не знает никто.

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

 Огромная территория лагеря со всех сторон ограждена двумя рядами колючей проволоки под напряжением и сторожевыми башнями по периметру. Уже на первый взгляд становится ясно, что бежать отсюда было практически невозможно, а любая попытка подойти к ограждению каралась смертью. Задачей этого места было сломить человека духовно и физически. Нередко это удавалось, и люди обреченно ждали своего часа. Другие, кто не смог вынести нечеловеческих условий, совершали самоубийство, бросаясь на ту самую колючую проволоку. Третьи – верили, что непременно выживут. Далее друг за другом идут деревянные жилые бараки. Немцам не откажешь в аккуратности – выстроены они словно под линеечку. В отдалении - здания из красного кирпича. Позже, с той же пунктуальностью и скрупулезностью, они впишут в журналы десятки тысяч фамилий уничтоженных ими людей самых разных национальностей. Случилось так, что время пощадило эти документы, которые стали самыми важными доказательствами преступлений нацистов против человечества.

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

Многие деревянные бараки сгорели, и сегодня об их существовании напоминают лишь остовы труб. Другие – сохранились нетронутыми. Внутри мрачного, сырого помещения с огромными щелями в стенах - трехъярусные деревянные нары. Согревая друг друга теплом своего тела, на них ютились от четырех до шести человек. Огромное помещение барака, ранее служившее конюшней, вмещало от 500 до 1000 человек. По центру тянется небольшая печка с двумя топками. Это незатейливое устройство не спасало от лютых морозов, и люди погибали не только от истощения и непосильного труда, но и от холода. Дважды в день их выводили в «санитарный» барак. Внутри - бетонная плита с 60-ю отверстиями, служившими туалетом, и ванны с водой в качестве умывальника. О настоящем мытье речь не шла месяцами. Поэтому, когда людям обещали душ - шли с радостью, даже не подозревая, что это конец. Никто не знал, что вместо бани их ждала газовая камера.

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

Изнутри бетонное помещение действительно больше напоминает баню. Под потолком – трубы и отверстия, как для душа. Людей заставляли раздеться и сгоняли сюда сотнями, а иногда и до пары тысяч за один раз. Двери герметично закрывались, а из «душа» вместо воды подавался газ. Для умерщвления узников немцы применяли «Циклон Б», которого на 1500 человек требовалось всего 5-7 кг. Гранулы кристаллической синильной кислоты попадали в помещение через отверстия, и, растворяясь в воздухе, образовывали смертельно ядовитые испарения. Через 15-20 минут обычно все было окончено. Трупы, у которых немцы предусмотрительно вырывали золотые зубы и срезали волосы – отправлялись в печи крематория. Отсюда их выносила специальная группа «зондеркоммандо», сформированная из числа узников. Конвейер был непрерывным и дым из труб крематория шел постоянно. Таким варварским способом начиная с осени 1941 года нацисты уничтожили сотни тысяч человек.

 ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

…О мучениях узников концлагерей сказано и написано немало. Но хотя бы отчасти ощутить все, что им довелось пережить, пожалуй, можно только оказавшись в таком месте. И тогда слова уже не нужны. Стоя в том бараке и глядя на деревянные полки, служившие людям постелью, я с содроганием думала, что, возможно, где-то вот так же, в тех же немыслимых для человека условиях, боролся за жизнь и мой дед. Мерз от лютой стужи, страдал от истощения и каждый день жил как последний, глядя смерти в лицо…

«…Мы с вами ходим по «живому» пеплу», - голос в наушниках возвращает меня к реальности и заставляет вздрогнуть. Гид рассказывает о том, что в 1945 году, накануне подхода советских войск, немцы старались уничтожить как можно больше людей, поэтому трубы крематория дымили день и ночь. Но пропускная способность нескольких крематориев не позволяла отправить на тот свет всех обреченных на смерть, и вскоре их стали сжигать прямо за зданием крематория. Дым и смрад на много дней плотным смогом повисли в воздухе, а пепел оседал на землю, покрывая ее слоями…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

Система наказаний в лагере было отлажена, и применялась регулярно. За неповиновение или попытку к бегству – расстрел. За малейшую провинность, как то поднятый с земли окурок, сорванное яблоко, нерасторопность в работе и просто косой взгляд в сторону надзирателя узник отправлялся в карцер. Вот только оттуда уже мало кому доводилось вернуться. Карцер располагается в подвальном помещении 11 корпуса и представляет собой четыре герметичных «кладовки» размером 90 на 90 сантиметров, где человек мог находиться только стоя. Внизу – крошечное отверстие, запиравшееся на засов. Попасть внутрь заключенный мог только ползком, на четвереньках. Таким образом, туда заставляли протиснуться до четырех человек. Плечом к плечу, не имея возможности присесть или пошевелиться – люди стояли часами и даже сутками. Некоторые погибали, но и после смерти оставались стоять, потому что падать было некуда… Сегодня часть стены карцера частично разобрана, что дает возможность воочию увидеть "масштаб" этого каменного мешка.  

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

Во дворе, между корпусами №10 и 11 находится «стена смерти». Здесь без суда и следствия немцы расстреливали до двухсот человек в день. Чтобы заключенные, находившиеся в бараках, не видели бесчинств,  окна были забиты досками. Сегодня и всегда здесь цветы в память о невинно загубленных душах. Но немцы не только сжигали и расстреливали своих жертв. В бараке № 10, к которому примыкает стена, проводились пытки и жестокие «медицинские эксперименты» над мужчинами, женщинами и детьми. Любителем этого дела и его признанным «знатоком» был Йозеф Менгеле. Особое предпочтение «доктор смерть» отдавал экспериментам над цыганскими детьми, близнецами, лилипутами и инвалидами. Их проверяли на выносливость в экстремальных условиях жары или холода. Целью экспериментов была разработка новых методов лечения немецких солдат. Многие подопытные умирали во время медицинских экзекуций, других уничтожали после их завершения, не брезгуя органами для дальнейших «исследований».

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

После увиденного стало казаться, что меня уже трудно еще чем-то удивить или шокировать. Однако все было впереди. Самый страшный в этом смысле - корпус № 5. Здесь собраны  прямые вещественные доказательства преступлений нацистов. Мы идем узкими коридорами, на стенах которых – сотни портретов узников в одинаковой полосатой форме. Выражение лиц – от животного страха до ненависти, а в глазах – смесь надежды, смятения, обреченности…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

В остекленных отсеках следующих залов - горы мужской, женской и детской обуви всех размеров, в невероятных количествах очки, расчески, миски, чемоданы с указанными на них фамилиями, и даже протезы. Среди других экспонатов – урна с пеплом сожженных в крематориях, полосатая одежда узников, их документы и журналы, где каллиграфическим почерком немцы выводили фамилии людей, отправленных в газовые камеры…

 ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

Следующий зал потряс настолько, что оставшуюся часть пути наша группа прошла молча. Я не сразу поняла, что именно там находится, но заметила, что подходя – люди словно цепенеют. В то, что оказалось за стеклом – невозможно было поверить. Тонны…  человеческих волос, которые время лишило оттенков, превратив в единую бесцветную массу. Они, по словам гида, срезались уже с трупов и использовались для нужд немецкой промышленности. От одного осознания того, что все представленные на экспозициях предметы принадлежали живым людям – становилось не по себе, уже не говоря про волосы. За соседним стеклом внимание привлекла ткань неопределенного цвета, скрученная в рулон, этакое добротное на вид полотно. Подпись под экспозицией в очередной раз шокировала. Материалом для полотна послужили… все те же человеческие волосы! Оказалось, такая «ткань» считалась отличным материалом в качестве подкладки к военной форме высшего офицерского состава СС и в те годы в Германию были отправлены тонны таких рулонов. А вместе с ними - золотые коронки убитых, их украшения и личные вещи, представлявшие хоть малейшую ценность. Так что «хозяйский» подход сказался во всем.

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

Кроме того, с присущей им педантичностью, нацисты вели тщательный учет изъятых вещей.  Не упустили ничего, скрупулезно пересчитав одежду, обувь, зубные щетки, расчески, помазки и даже протезы. Сегодня эти цифры леденят кровь: «очки - 49856 штук, человеческие волосы - 2 вагона». Эшелоны вывозили это «добро» в Германию, в то время, как в обратном направлении прибывали все новые и новые жертвы…

Когда в январе 1945 года советские войска освободили Освенцим, они обнаружили около восьми тысяч чудом уцелевших полуживых узников, вес которых не превышал 25-30 килограммов. На складах оставалось около двухсот тысяч мужских и женских костюмов, более сорока тысяч пар мужской и женской обуви, с десяток тысяч ковров и несметное количество зубных щёток, помазков для бритья и других личных вещей загубленных немцами людей. А еще – множество банок с надписью «Циклон Б» - как пустых, так и с неиспользованными гранулами…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

В 1947 году Аушвиц-Биркенау стал музеем под открытым небом и был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Насколько же обоснованно или безнравственно было делать из страшного места музей и «наживаться на трагедии миллионов»? Горячие споры об этом давно ведутся на просторах интернета. Многих людей шокирует само сочетание «концлагерь-музей». Но ведь только придав этому месту подобный статус – есть шанс его сохранить. Зачем? Чтобы знать, помнить, молиться и плакать, - как сказал кто-то. Однажды мне довелось участвовать в подобной дискуссии, где одни возмущались, что устраивать музей на костях да еще брать деньги за его посещение – кощунство. Другие пытались доказать, что только так можно сохранить для потомков страшные факты преступлений нацистов, а для любого музея, как известно, нужны средства на его содержание. Они поступают за счет платных экскурсий и благотворительности граждан. На деньги, которые люди оставляют в стеклянном ящике для пожертвований, установленном при выходе с территории, реставрируются объекты и экспонаты. От себя добавлю, что спорить на сей счет можно до хрипоты, но факты вещь упрямая - Освенцим регулярно посещают сотни туристов из многих стран мира. Ежедневно проводятся десятки экскурсий на самых разных  языках. Вот уже 66 лет люди приезжают сюда и будут приезжать, пока будет такая возможность.  Это то, что касается этического момента. Но есть еще один – духовный. Чтобы почтить память своих ушедших близких – мы идем на кладбище, ставим свечи в церкви. Так и Освенцим для сотен тысяч людей стал одной большой братской могилой, куда их потомки приезжают с той же целью…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

Ужасы концлагерей и ненависть нацистов более других ощутил на себе еврейский народ, которому они просто не оставляли права на существование. И сегодня представители этой нации, преимущественно молодежь в кипах на голове и национальным флагом в руках, – самые многочисленные среди посетителей. Они ходят по территории, остаются здесь подолгу, располагаются на траве, сидят, тихо общаются или просто молчат.

Но даже англичане, итальянцы, венгры и все те, для кого Освенцим – лишь страница мировой истории и чужая трагедия, не скрывают своих эмоций. Ведь даже более полувека спустя энергетика этого места просто убивает. Что касается нас, восточных славян, то прожив несколько лет за границей, я с уверенностью могу сказать, что ни один из народов, пострадавших от немецкой оккупации, так не чтит память своих земляков, погибших в той войне, как мы. Великая Отечественная – наша боль в четвертом поколении, которая коснулась едва ли не каждой второй семьи. И главная наша заслуга – что память эта передается потомкам из поколения в поколение. Историю, как известно, забывать нельзя - она имеет свойство повторяться. Что еще меня поразило? Разница восприятия происходящего. Когда одни не могут сдержать слез, другие - откровенно веселятся. Взрослые люди, не понимавшие, где находятся, вызывали, как минимум, недоумение. Смеясь и перекрикиваясь, французы охотно фотографировались на память, позируя на фоне стены смерти, виселицы, печей крематория и прочих «достопримечательностей» этого страшного места. Места, где от увиденного не только переходишь на шепот, но порой просто теряешь речь. Хотя нет, по сути, никаких критериев как здесь себя вести - кроме внутренних…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

…Двухчасовая экскурсия пролетела незаметно для всех, и это неудивительно - время здесь останавливается. Освенцим остался позади. Внутри - гнетущая пустота. Разговаривать не хотелось, а самым сильным желанием было уехать отсюда. Не покидала мысль о том, что на те зверства, которые позволили люди к себе подобным, наверное, не способно больше ни одно живое существо. Надо ли сюда ездить? Для чего посещать места, где даже спустя более полувека почти физически ощущается боль и страх сотен тысяч загубленных душ, где по пустым гулким помещениям гуляет эхо страданий и нечеловеческих мук, а земля пропитана  людским пеплом и кровью? На эти вопросы каждый для себя ответит сам. Мое мнение – необходимо. И детей возить нужно. С того возраста, когда они уже способны адекватно воспринимать историю как действительность во всех ее проявлениях. Потому что этот музей – наше горькое прошлое. А народ, забывающий прошлое – не имеет  будущего. Возможно, тогда, воинствующая молодежь, отдающая дань моде и нелепым течениям, которой «по приколу» напялить эсэсовскую форму, отбросив руку в известном жесте, чьей настольной книгой является «Майн кампф» и кто отмечает день рождения Гитлера как свой собственный  – прежде задумаются, к какой трагедии в свое время привела идеология, стоящая за всей этой атрибутикой…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

...А еще не давало покоя странное ощущение, которое преследовало меня здесь на протяжении всего времени. У судьбы, как известно, непредсказуемые гримасы и специфическое чувство юмора, поэтому напоследок я спросила гида:

- Существуют ли списки заключенных и где можно с ними ознакомиться?

Оказалось, что это можно сделать через интернет, а для достоверности - написать письмо в архив Освенцима. Тем более, если речь идет о русском военнопленном, поскольку немцы вели тщательный учет советских солдат. А вечером того же дня в нескончаемых списках узников Аушвиц-Биркенау за 1942 год мы нашли до боли знакомое имя…  Вот так, через десятки лет я узнала то, что мой дед не смог или не захотел рассказать нам при жизни. Но если бы стены могли говорить - страшно подумать, что еще мы могли бы услышать…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…

ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…ОСВЕНЦИМ - если бы стены могли говорить…














Если Вы увидели какую-либо неточность в материале - свяжитесь с нами!
Эту и другие темы можно обсудить на форуме

 (голосов: 0)

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

#1 написал: читатель (25 марта 2013 16:50)
под впечатлением...

#2 написал: В шоци (27 марта 2013 16:01)
Сама не пошла бы никогда, но почитала и как буд-то побывала. Это страшно, на самом деле

#3 написал: Татьяна (27 марта 2013 20:14)
Умничка девочка.

#4 написал: (28 марта 2013 21:21)
Был там на экскурсии около 30 лет назад...Тяжелое зрелище и очень сильные впечатления.Это людям забывать нельзя! А Лара-молодец,сняла г.лавное практически все. Осталась ли экспозиция СССР-очень сильная была...

#5 написал: Антон (29 марта 2013 12:49)
Про деда - сильно. Даже не верится. Бывает же... Это ж сценарий готовый для фильма, ну или для книги.

#6 написал: Юрий (12 апреля 2013 12:57)
Под конец аж слезы навернулись... recourse

#7 написал: (19 апреля 2013 09:49)
Господи люди ! Прошу Вас незабывайте это! Ведь не будет будущего, если нет памяти о прошлом. Сердце перестаёт стучать,в жилах кровь останавливается когда видишь это. А мы сегодня всё переиначили,отменяем 9 мая,сносим памятники,глумимся над могилами погибших.Остановитесь!Будте благодарны тем,кого сожгли в Освенциме,Бухенвальде. Моему внуку 9 лет и он знает,что самый святой день это 9 мая,поэтому независимо от погоды состояния здоровья,с 2 лет идёт к ВЕЧНОМУ ОГНЮ положить цветы и поклониться.

Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: